Monday, August 10, 2015

Для ПР 76: "Культурная ценность не всегда технологична"

Дипломный проект Надежды Чадович (МАРШ, 2015) Источник

Очередная публикация в Проекте Россия (№76). В качестве иллюстраций отчет о дипломных проектах в МАРШ на портале archspeech

Культурная ценность не всегда технологична


Несколько дней подряд я созерцал защиты студентов МАРШ - как первого года, так и дипломников. Зрелище крайне увлекательное. Проектная графика и макеты все больше тяготеют к ручному, в чем-то ремесленному, неподдающемуся автоматизации феномену. Чем ярче и разнороднее “материал” проекта (модели из гипса, разрезы акварелью, рисунки углем и т.д.), тем острее ощущаешь проектный замысел, его характер - нежный, брутальный, сухой, пронзительный. И я рассматриваю не многометровый планшет, а изящно оформленную книгу - ценность такого подхода для меня несомненна.


А что же происходит за стенами архитектурной школы? Я попробую перечислить и охарактеризовать технологические тренды недавнего времени, влияющие на традиционное ремесло (или его вымещающие), в архитектурном проектировании и соответственно  - в архитектурной школе. Вот они: “параметрика”, большие данные, “цифровое” производство и информационное моделирование зданий. Все эти тренды стремились к одному - свести к минимум человеческий фактор.


“Параметрика” (назовем это так) умерла не родившись - мы не стали свидетелями нового архитектурного стиля по Патрику Шумахеру, а энтузиасты-параметристы нашли применение своим знаниям в узких областях проектирования - например, в оптимизации фасадных панелей или размещении парковочных мест. “Большие данные” (Big Data) - один из самых заметных и активно развивающихся технологических трендов в урбанистике. Производство на станках с ЧПУ или даже просто резка макетов при помощи лазера - перспективное для образования направление, но упирающееся в материальную базу.
В этом ряду отдельным эшелоном идет феномен BIM - сквозной технологии, концептуально и реально объединяющей заказчика, проектировщика и строителя.


Примечательность темы информационного моделирования зданий заключается в ее масштабе распространения. Многие воодушевлены грандиозностью самой концепции - именно поэтому емкие, но не всегда корректные термины вроде всеобъемлющей “единой модели” (по сути - единого источника истины) будоражат сознание BIM-евангелистов, некоторых прогрессивных руководителей и проектировщиков.


Масштаб хорошо проглядывается и в основных пользователях этой технологии - крупных компаниях, которые и проектируют, и строят, и продают, и даже эксплуатируют. РБК приводит список лидеров среди застройщиков жилья, среди которых Мортон, ПИК и Эталон имеют непосредственное отношение не только к использованию этих технологий, но и к формированию стандартов проектных данных внутри отрасли.
Сейчас безоговорочным стандартом в архитектурно-строительном проектировании является формат DWG (для электронной версии альбома - PDF), но через 2-3 года мне видится стандартом обмена данными формат файлов на базе Revit. Итак, на распространение BIM в России (да и в мире) влияют именно крупные компании, особенно с полным циклом работ.


Эти компании внедряют правильные с точки зрения продавца софтвера процессы: закупается софтвер у одного вендора, который способен обеспечить единую среду (нет, пока не модель) как для проектирования, так и обмена данными. И это большой бизнес.


Такой интеграции и укрупнения процессов не могут достичь небольшие (по меркам крупных холдингов) архитектурные бюро. В условиях замедления активности частных инвесторов по небольшим и уникальным проектам находить заказы становится сложнее, и я все чаще слышу, что архитектурные бюро оказываются на субподряде у холдингов вроде ПИК, Мортон, Крост и др.


Если небольшое бюро работает на субподряде, то уже сегодня велика вероятность, что в договоре будет прописана в том числе и форма обмена данными. Бумажные или электронные версии альбомов потребуется дополнить не просто 2D-чертежами, но моделями, созданными по установленным стандартам. Яркий пример этого - масштабное мероприятие по застройке кварталов в Санкт-Петербурге, организованное СПб Реновацией. “Или вы работаете с нами в Revit, или не работаете вообще” - такие слова можно было услышать на презентации представителя этой компании. Таким образом, большой бизнес вкупе с правительственными инициативами вынуждает вставать на новые рельсы.


По словам директора направления архитектуры и строительства в Autodesk Анастасии Морозовой (см. здесь), отрасль ждет от выпускника архитектурного вуза не только навыков работы с конкретным ПО (которое совсем необязательно изучать по 5-7 лет в вузе), но и более общего, стратегического понимания, как увязываются технологии и проектные процессы. Российская архитектурная школа, как мне кажется, пока не готова удовлетворить этот запрос… И если должна ли, то как именно?


Здесь мы должны, в первую очередь, разглядеть главную подмену понятий: BIM является технологией, которая помогает налаживать коммуникацию в проектировании и структурировать проектные данные, но не замещает сам инструментарий проектирования. А инструментарий архитектурного проектирования, в отличие от проектной документации, очень мозаичен, фрагментирован по определению. Поэтому среда BIM-приложения приводит к нередко печальным результатам в учебных проектах - прокрустово ложе объектно-ориентированных программ, где истина может быть представлена лишь одним способом, плохо справляется с творческим поиском. А вот прокрустово ложе бизнес-процессов крупных компаний вызывает еще больший дискомфорт у небольших бюро с уникальными творческими практиками.


Недавно у меня случился разговор с моим приятелем, молодым архитектором. По его словам, совмещающие в себе элементы ручной графики - чаще всего конкурсные - подачи проектных материалов попросту несовместимы с бюджетами и сроками. Выпуск проекта требует все большей технологичности, и постобработка в Photoshop или ручная доводка чертежей в AutoCAD становится нежелательным и иногда запретным действием.

Рукотворное и нетехнологичное в архитектурном проектировании - ценная культурная практика, которой необходимо научиться сосуществовать с принципиально иными способами управления информацией о проекте, и школа - именно то место, где это может происходить естественным образом.

No comments:

Post a Comment