Tuesday, December 29, 2015

Отзыв Николая Новикова (КГАСУ) по результатам "Цифровой культуры"

С удовольствием публикую необыкновенно содержательный отзыв Николая Новикова (КГАСУ), который любезно согласился оценить итоги "Цифровой культуры". Пользуясь случаем, размещаю ссылку на замечательный разговор о цифровых инструментах проектирования коллег Н. Новикова - казанских архитекторов-преподавателей.

Отзыв
на публикацию результатов модуля “Цифровая культура”
Московской архитектурной школы МАРШ, которые его автор Евгений Ширинян опубликовал в своем блоге http://prosapr.blogspot.bg/2015/11/blog-post_24.html.

Подготовка отзыва основывалась на знакомстве с материалами: видео лекции авторов модуля “Цифровая культура” Сергея Неботова и Евгения Шириняна в клубе “Родня”, 5 программ-заданий к практическим занятиям, 10 примеров дневников студентов за 2013, 2014, 2015 годы. Поскольку я уже ранее был знаком с публикациями Евгения Шириняна в его блоге “ПРОСАПР”, то и эти знания повлияли на содержание моего отзыва. Должен сказать, что мне всегда было интересно узнавать, как другие архитекторы организуют свою профессиональную практику и свои офисы. Поэтому жанр блога “ПРОСАПР”, который Евгений определил для себя как "бортовой журнал" его авторских исследований цифровых технологий и осмысления опыта использования этих инструментов в собственной архитектурной практике, мне очень симпатичен и интересен.

Предмет, цели и задачи модуля
Собственно, и модуль “Цифровая культура” больше похож на лабораторию по изучению места цифрового моделирования в современной архитектурной практике, чем на устоявшийся, систематизированный учебный курс взаимосвязанных работ. В отличие от академических курсов, имеющих дидактическую направленность, ведущие преподаватели модуля “Цифровая культура” вместе со студентами проводят серию экспериментов, исследуя каким образом, цифровой инструментарий встраивается в современную архитектурную практику. Программы практических занятий модуля изменяются от года к году, следуя за развитием целей и задач исследования авторов. В практических занятиях 2013 года больше внимания уделялось пропедевтическим заданиям (“Репрезентация объекта”, “Анатомия формы”), которые предшествовали проектной студии. Задание “Система описания” выполнялась на материалах проектной студии. В 2014 и 2015 годах центр внимания сместился на изучение инструментов цифрового моделирования в условиях командной работы – задания “Лексикон квартала” и “Модель настоящего”. Жанр этих последних работ можно определить как исследование проектом.

Цель исследований и экспериментов в архитектурном образовании, проводимых в рамках модуля “Цифровая культура” разобраться самим и помочь сориентироваться студентам в многообразии  цифрового инструментария, “критического понимания особенностей программных пакетов, способности выбирать пакет, подходящий для конкретной задачи”
применительно к реальной архитектурной практике в России. Я не знаю ещё кого-то, кто бы, находясь внутри профессии архитектора, систематически этим занимался и публиковал результаты своих исследований.
Поскольку это малоизученная сторона нашей профессии, здесь очень сложно ограничить предмет исследования, и, следовательно, предмет модуля “Цифровая культура” и его место в образовательном курсе школы МАРШ.

Действительно, если мы попытаемся ответить на вопрос, как сегодня работает архитектор, то мы сразу поймём, что мы не сможем ограничиться цифровым инструментарием или цифровым моделированием. Наряду с цифровым моделированием, цифровыми моделями в архитектурной практике мы обнаруживаем текстовые описания или, как ещё говорят, вербальные модели, физические модели и “неточные” ручные графические изображения. Поэтому логично, что в своих практических занятиях разработчики модуля обращаются к архитектурным диаграммам, другим “неточным” моделям. Здесь мы выходим за границы цифрового моделирования и оказываемся в предметной области архитектурной презентации и архитектурной репрезентации.

Инструментарий оживает в руках архитектора, и здесь мы сталкиваемся с необходимостью описать круг всех участников проектного процесса. А сегодня это многочисленная проектная команда, иногда достигающая десятков участников проекта. Поэтому на практических занятиях последних  лет появляются задания, которые выполняются не только индивидуально, но проектными командами. Опять выход за границы цифрового моделирования в область организации и психологии совместной творческой деятельности.

Наконец, третьим и очень важным компонентом проектного процесса выступает рабочая среда. Авторы модуля “Цифровая культура”  часто говорят о различных средах цифрового моделирования, имея в виду программные продукты. Но столь же важна и пространственная среда окружение, в котором выполняется тот или иной проект. Как должна быть организована и технически оснащена рабочая среда для проектирования в команде, в том числе с удалёнными участниками проектного процесса? Еще один существенный аспект архитектурной практики, с которым столкнулись студенты, выполняя 5 задание – “Модель настоящего”. И это снова расширение предмета модуля в области информационных технологий, психологии творчества, организации проектов.
Автором модуля предстоит непростая задача: сохраняя содержательные связи со всеми этими пограничными  областями архитектурного проектирования, суметь выделить собственный предмет модуля, обеспечить его автономию в общем образовательном курсе школы МАРШ.

Теоретическая и практическая значимость модуля
Рассматривая во взаимосвязи: участников проектного процесса, архитектурный инструментарий и рабочую среду мы оказываемся в области изучения и исследования методологии архитектурного проектирования. Сегодня  за редким исключением, мне известно очень мало работ, которые системно ведутся в этой области: Евгения Репина и Сергей Малахов (Самара) направление инновационного проектирования, Данияр Юсуров (Санкт Петербург) тренинги “Проектного мышления”, Софья Ислеева (Самара) исследование роли фотографии в архитектурном проектировании, Анна Акатьева (Казань) исследование архитектурной презентации, Анна Новикова (Казань) исследование сетевой формы организации практики.  

Исторически внедрение информационных технологий в архитектурное проектирование пришло из вне  – от разработчиков программных продуктов. Соответственно, и преподавание дисциплин, связанных с информационными технологиями, для архитекторов ведётся специалистами с инженерным бэкграундом. Значение исследования, проводимого авторами модуля  “Цифровая культура”,  для методологии архитектурного проектирования состоит в том, что здесь цифровой инструментарий рассматривается изнутри профессии как часть архитектурной практики. Формируется критическое понимание особенностей программных пакетов, способности выбирать инструмент для решения той или иной проектной задачи.

С практической точки зрения, для меня наиболее интересным моментом исследований показалась документация проектного процесса в виде технологических карт. Ведение студентами “бортового журнала”  технологических карт проектного процесса показывает, на каких стадиях или этапах проектирования выполнялись те или иные чертежи, проекции или модели, и с использованием каких программных пакетов, на каких стадиях и для каких проектных задач эффективнее применять ручную графику и физические модели,  а когда   цифровое моделирование. Пока в студенческих дневниках этому уделено недостаточно внимания.
К ранее уже высказанным критическим замечаниям о расширенном толковании предметных граница модуля “Цифровая культура” и неопределенности его места в образовательном магистерском курсе хотел бы добавить следующее рассуждение: Фактически магистерский курс  – это последипломное образование, на который приходят дипломированные архитекторы (степень бакалавр или специалист) с различным бекграундом, в том числе в цифровом моделировании. На мой взгляд, для магистерских программ было бы эффективнее выстраивать индивидуальные траектории учебного процесса для каждого обучающегося с учетом его индивидуальных склонностей и бекграунда. Из студенческих дневников к заданию “Модель настоящего” следует, что фактически такое разделение ролей (двое из группы выступали BIM менеджерами)  в командной работе складывается естественно.

В заключение могу сказать, что авторами модуля “Цифровая культура” в течение последних трех лет ведутся работы по одному из перспективных направлений исследования архитектурной практики. Полученные результаты представляют интерес не только для образовательного курса Московской архитектурной школы МАРШ, но и для других российских архитектурных школ, и могут быть рекомендованы для подготовки самостоятельной магистерской программы.

Николай Новиков,
кандидат архитектуры,
Архитектурная практика Новиковых



No comments:

Post a Comment